Адрес : г.Владимир,
ул.Спасская, д.1а,
ТЦ "Особняк", 3 этаж

Наш телефон:
(4922) 32-43-91
salon-collection@yandex.ru

 

     
монеты             почтовые марки             открытки и конверты              боны              нагрудные знаки и медали       

 

ГДЕ ПОСЫЛКА

Альбомы для значков

Альбом для значков 850 руб.


1$ монеты Президенты США

 Ватикан. Набор монет 1 об

 Ватикан. 1969г.

Подарочный набор монет 

Монета Фолклендские острова

Фолклендские острова
1 крона 1982г.

Читайте НОВОСТИ на сайте  >>>

 См. СПЕЦПРЕДЛОЖЕНИЕ >>> 

Ленинградский монетный двор на Урале

Статьи

« Назад

Ленинградский монетный двор на Урале  27.10.2016 14:41

Ленинградский монетный двор на Урале

 

     Монетный двор на Урале? Ну, это было ещё в XVIII – XIX веках, когда монету чеканили Екатеринбургский и Аннинский монетные дворы – скажет иной просвещённый знаток истории седого Урала.
     А в советское время? В феврале 1918 года областная газета «Уральский рабочий» (28(15) февраля 1918 года) ошеломила своих читателей сообщением: «Монетный двор на Урале». Газета писала:
«Надеждинский Исполнительный комитет, ввиду отсутствия денежных знаков, просит областной Совет дать разрешение производить штамповку денег, так как меди в Богословском округе имеется в достаточном количестве».
     Но чеканить медные деньги надеждинцам (ныне жителям города Серова) не пришлось, потому что из центра прислали вскоре достаточное количество бумажных денег. И всё же монетный двор работал на Урале, но было это в грозное время Великой Отечественной войны.
     В новый 1941 год Монетный двор вступил с рядом крупных производственных достижений. В приказе Народного Комиссара финансов СССР А.Г. Зверева (1900-1969) по случаю 215-летнего юбилея предприятия в 1939 году отмечалось, что коллектив завода, имевший в своём составе до 76% передовиков производства – стахановцев, выполнял все правительственные задания высококачественно и в установленные сроки. За годы существования Советской власти трудящиеся Монетного двора на основе реконструкции, технических усовершенствований и рационализации производства, изобретательства и социалистического соревнования увеличили производительность труда в 10-12 раз, освоили выпуск орденов и медалей СССР, памятных медалей и значков. 
     План прошедшего 1940 года был выполнен досрочно – к 1 декабря. На заводе изготовили 636 миллионов монет, более одного миллиона значков, большое количество орденов и медалей Советского Союза. Начали вырабатывать наградные золотые и серебряные медали для участников недавно открывшейся Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве. 
     В июне 1941 года на Монетном дворе шла обычная рабочая будничная жизнь. 4 июня – на
второй день после опубликования Постановления Совнаркома СССР о выпуске займа Третьей пятилетки (выпуск четвёртого года), на заводе кончили подписку. Было охвачено 95% трудящихся предприятия, давших взаймы государству 112,8% от своего трёхнедельного заработка. 87 рабочих и специалистов Монетного двора слушали 8 июня оперу «Иван Сусанин» в Академическом театре оперы и балета имени С.М. Кирова. 10 числа несколько человек уехали отдыхать в альпинистский лагерь Тегенекли в Кабардино-Балкарской АССР. 
     Заводской комитет профсоюза приобрёл 90 путёвок в однодневные дома отдыха в Петродворец и на Кировские острова. В воскресенье, 15 июня туда поехали первые отдыхающие. Молодёжь завода готовилась к массовому профсоюзно-комсомольскому кроссу, проводимому по решению ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ с 15 по 30 июня 1941 года. Но мирный труд заводского коллектива, как и всей нашей страны, был прерван вероломным нападением гитлеровцев на СССР. С приближением вражеских армий к Ленинграду в августе 1941 года, завод был вынужден прекратить работу.

      Часть рабочих и служащих предприятия ушла в действующую армию, часть перешла на оборонные заводы города. Основное оборудование вывезли в тыл, оставшееся – законсервировали, часть станков из вспомогательных цехов передали заводам, работавшим на оборону. В Ленинграде на заводе осталось только 20 человек охраны. «Мы улетали с комендантского аэродрома. Отправка людей проходила под непрерывным обстрелом. Постоянно бомбили, и три дня мы сидели в укрытии: шквал огня не давал возможности самолётам подниматься в воздух. Нас уже сняли с довольствия, и три дня мы не видели хлеба. В таких же условиях оказался композитор Дмитрий Дмитриевич Шостакович, который должен был лететь в Москву с детьми, женой и матерью. Улетели мы лишь на четвёртый день...» – вспоминала работница завода Е.А. Софронова. 

     Поздней осенью 1941 года недалеко от Перми приземлился транспортный самолёт «Дуглас». Его пассажирами были ленинградцы, трудящиеся Монетного двора. Государство отправило их на Урал с важным и ответственным заданием: наладить производство монет, орденов и медалей. После напряжённых фронтовых будней в героическом Ленинграде, им предстояла большая работа в маленьком тыловом уральском городке. Прибывшие были мастерами своего дела. Но что они могли сделать, если кроме малоприспособленных цехов в их распоряжении ничего не было. Но нельзя было сидеть и ждать, нельзя было терять ни одного дня, ни одного часа. С первых же дней работники предприятия принялись за работу. Цеха приводились в порядок. С помощью местных рабочих было смонтировано необходимое оборудование. Работу на Урале Монетный двор начал в ноябре 1941 года. Первым начал работать орденный цех, выпускавший ордена и медали. Не хватало кадров, было мало настоящих монтировщиков, эмальеров, позолотчиков, монетчиков. Начался набор юношей и девушек для обучения новому сложному искусству, освоение неизвестных в тех краях профессий. Отбирали рабочих очень тщательно. Нужны были не только сметливые, но и предельно честные люди. Опытные наставники в сжатые сроки помогали новичкам осваивать монетное дело. Часто приходилось работать сверхурочно. Слесарь Баранов, получив важный оборонный заказ, 48 часов не уходил с работы, пока полностью его не выполнил. Намного перевыполнял нормы штамповщик Н.Х. Хорисов. Полторы нормы в смену давала лучшая монтировщица Архипова. Начальник цеха Н.Э. Богданов работал, выполняя не только свои прямые обязанности но и заменял товарища, ушедшего на фронт.
     Но сразу освоить новые, учреждённые во время войны ордена и медали было бы невозможно без поистине героического труда всех работников завода. Особая роль в изготовлении орденов Суворова и Кутузова, Александра Невского и Отечественной войны принадлежала художнику-гравёру С.Л. Тульчинскому*. Он также был одним из пассажиров вышеупомянутого «Дугласа». В блокированном Ленинграде он оставил много личных вещей, но не расстался с ценнейшим и необходимым инструментом, который привёз с собой на Урал.
     Дни и ночи проводит Тульчинский за верстаком в своей маленькой гравёрной. Дни и ночи творческого напряжения. Те, кто держал в руках орден Суворова I степени, поражались работе художника долго оставаясь в восхищении. Мастер делает несколько вариантов ордена. Он работал до тех пор, пока не достиг совершенства, пока матрица-эталон для изготовления ордена не удовлетворила строгие требования гравёра.

     Тульчинский прошёл большую жизненную и трудовую школу. Много лет он работал в мастерских Всесоюзного художественно-технического института, нанося тончайшие художественные орнаменты на хрусталь и металл. Но Тульчинский – это старая гвардия монетного двора, один из лучших, хотя и немногих её представителей на Урале. А вот молодёжи на заводе было очень много – 70%. И на её долю выпало немало тяжёлого труда. 
     В 1942 году завод добился нового крупного успеха. Самоотверженный труд монетчиков начал отмечаться в местной печати. Газета «Краснокамская звезда», не указывая название завода, несколько раз отмечала ударный труд рабочих предприятия. Например, 3 марта 1942 года монтировщик Жеребцов, участвуя в соревновании с бойцами Северо-Западного фронта, обязался выполнять ежедневно нормы выработки на 120%, и не давать при этом ни одного дефектного изделия. Особенно высоких показателей достигают фронтовые бригады. Во фронтовой бригаде №1 рабочий Баканов выполнял нормы выработки на 375%, а рабочий Августовский – на 251%. Во фронтовой бригаде №2 новые рабочие, недавно освоившие профессию, Полухина и Жевайкин, выполняли нормы на 266% и 180% соответственно. Рабочие фронтовой бригады №3 Чинокаева и Богданова вырабатывали от 160 до 270% нормы. Хотя в то время на заводе работало всего 144 рабочих, в третьем квартале 1942 года началась чеканка монеты. 
     Именно в это время была выпущена первая партия монет 15-копеечного достоинства в объёме 2533 тысячи штук на сумму 380 тысяч рублей. А всего в том тяжёлом году изготовили около 6,7 миллионов экземпляров монет достоинством от 2 до 20 копеек на 863 тысячи рублей. 
     В 1942 и 1944 годах однокопеечные монеты вообще не вырабатывались, а чеканка двухкопеечных монет в 1942 году составила всего 450 штук, т.е. сумму в 9 рублей. Но монеты чеканились в 1942 и 1943 годах штемпелями 1941 года. 
     В том же году на заводе организовали и производство значков. Их выпустили немногим более трёх тысяч штук, в то время как даже за семь месяцев 1941 года в Ленинграде изготовили более одного миллиона экземпляров значков. План III квартала 1942 года завод выполнил на 118,9%. В октябре завод вышел на II место во Всесоюзном социалистическом соревновании предприятий Наркомата финансов и получил денежную премию ВЦСПС и Наркомата. По предложению бригадира 10-й фронтовой бригады Рейнова, вся сумма премии была передана в Фонд Обороны страны.
Отличник трудовых резервов

     25 ноября 1942 года газета «Краснокамская звезда», сообщив о награждении коллектива, впервые назвала завод Монетным двором, а не
предприятием, где директором был П.А. Пирогов, а затем сменивший его с осени 1942 года Н.Э. Богданов. В 1942 году было освоено 14 новых видов продукции, а производственный план за год выполнен на 112,3%.
     В начале 1943 года на Монетном дворе было собрано 3484 рубля на строительство танковой колонны «Молотовский мопровец». Число членов
МОПРа (Международной организации помощи борцам революции) на заводе в то время состав ляло 374 человека. В 1943 году план выпуска продукции был увеличен в несколько раз по сравнению с 1942 годом. В 1943 году смогли выпустить уже десятки миллионов монет разных номиналов. За самоотверженный труд Президиум Верховного Совета СССР наградил в сентябре 1943 года лучших работников Монетного двора орденами и медалями, в том числе гравёра С.Л. Тульчинского, мастера-плавильщика Евгеньева, начальника цеха Прокофьева, директоров завода П.А. Пирогова и Н.Э. Богданова, рабочего Н.Х. Хорисова и других. 
     В 1944 году на заводе был исчерпан запас монетных штемпелей, вывезенный из осаждённого Ленинграда. Именно этим обстоятельством, видимо, объясняется тот факт, что в денежном обращении СССР отсутствовали бронзовые монеты достоинством в 1 и 2 копейки с датами 1942, 1943 и 1944 годов и достоинством в 3 и 5 копеек с датами 1942 и 1944 годов. Производство монет не превышало в среднем 200 миллионов в год, что составляло около половины довоенного объёма. 
     В 1945 году предприятие вышло победителем во Всесоюзном соревновании за апрель и ему было оставлено переходящее Красное знамя ВЦСПС и Наркомата финансов СССР. В июле завод выполнил месячную программу на 129%, причём коллектив освоил 4 новых вида продукции. Завод выполнил годовой план 29 сентября, на 94 дня раньше срока. За оставшееся до конца года время дал сверх плана около 20% продукции. 
     Наибольшая интенсивность чеканки в эвакуации была достигнута в 1945 году, когда было изготовлено 216 миллионов советских монет. Кроме того, на предприятии чеканились монгольские монеты. Изготовление монгольских монет в СССР имеет давнюю историю. Ещё в 1925 году по просьбе монгольского правительства на Ленинградском монетном дворе (ЛМД) чеканили серебряные и медные монгольские монеты первого выпуска достоинством от 1 мунгу до 1 тугрика. В советских газетах было много сообщений о чеканке монет для Монголии. Их появление в обращении укрепило авторитет народного правительства среди населения Монго-
лии, в которой до этого не было своей национальной валюты и где роль денег частично исполняли скот, пачки кирпичного чая, куски шёлка и тому подобные суррогаты. После 1925 г. монгольские монеты чеканились в 1926, 1927, 1931, 1938 (второго выпуска) годах. И вот в эвакуации для дружественной страны изготовили монеты и третьего выпуска. 

     На 1 января 1946 года в штате Краснокамского монетного двора числился 661 человек: 530 рабочих, 47 ИТР (инженерно-технических работников), 43 служащих, 37 человек младшего обслуживающего персонала и 4 ученика. Те, кто в первые дни только робко переступал порог предприятия, стали здесь опытными мастерами. На заводе работало свыше 30 фронтовых бригад. Каждый месяц совершенствовались рабочие процессы. Вначале некоторые ордена – например Александра Невского, изготовлялись из 5-6 отдельных частей, а затем этот орден стали вырабатывать цельноштампованным. План первого квартала 1946 года был выполнен 5 марта, но в том же году завод начал сворачивать свою деятельность, готовясь к возвращению в Ленинград.
     Монеты в 1946 году чеканились только в первом полугодии, а орденный цех работал до сентября того же года. К 1 ноября 1946 года Краснокамский филиал монетного двора полностью прекратил свою деятельность, а последнее оборудование вывезли в Ленинград из Краснокамска в начале 1947 года. 
     Так работал на Урале Ленинградский монетный двор. Немногим менее пяти лет он выпускал в
эвакуации свою необходимую продукцию. И этим внёс свой вклад в военные усилия страны, работал для победы советского народа в Великой Отечественной войне.


Марат Глейзер (C.-Петербург)

 

* Тульчинский Самуил (Шмуль) Львович (1900-1981) – на ЛМД с 1934 г., главный медальер г 1936-1946 ЛМД и КМД, с 1946 г. – на ММД.

 

Материал из журнала "Петербургский коллекционер" №1(51) 2009г.

Здание монетного двора